Спасибо брат!

59 подписчиков

Свежие комментарии

  • Михаил Афонин
    мы помним5 ноября 1999 года.
  • Михаил Афонин
    всё так братГРИГОРЬЕВ Владими...
  • Михаил Афонин
    спасибо брат30 ноября 1999 года.

Белые журавли - 7 (продолжение)

Все фото, материалы на сайте размещены с разрешения
сотрудников музея  памяти воинов - интернационалистов "Шурави"
и лично директора музея, Салмина Николая Анатольевича.


      РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ     СВЕРДЛОВСКАЯ ОБЛАСТЬ
 
                                   КНИГА ПАМЯТИ

 


                                                       АФГАНИСТАН     1979 – 1989

 

Мне кажется порою, что солдаты
С кровавых не пришедшие полей
Не в землю нашу полегли когда-то,
А превратились в белых журавлей.

Белые журавли - 7 (продолжение)

Не умирает любовь
«Мы были люди советской закваски. Жили очень скромно, но честно, - рассказывает Клавдия Григорьевна о детских годах Юрия. – Нам с мужем, воспитывавшим трех сыновей и дочь, оказывали помощь райисполком и райком партии. Сегодня я, наверное, и не смогла бы поднять столько детей. Со временем я стала председателем сельсовета, муж работал механиком лесопункта. Детишки жили дружно между собой, помогали нам по хозяйству. Юра выделялся тем, что был очень музыкальным ребенком, играл на гитаре, пел. Говорят, и в тот последний рейд перед гибелью взял гитару с собой...» Немилосердная судьба забрала у Клавдии Григорьевны не только Юрия, но и старшего сына Андрея, трагически погибшего восемь лет назад.

Но в те далекие и счастливые для молодой мамы 60-е годы ее сыночки, с выгоревшими на солнце волосами, подвижные и ласковые, мечтали о долгой и счастливой жизни. Кто же ведает свое будущее? Теплые и нежные воспоминания мягким светом озаряют лицо пожилой женщины. Как-то заболел у нее желудок, и врач порекомендовал: пейте отвар подорожника. Стоило сказать сыновьям, и весь дом был завален целебной травой. Наверное, счастлива мама, для которой молодая жена взрослого сына становится второй дочерью. Отношения Клавдии Григорьевны и Галины по своей душевной глубине не просто удивительны – поразительны! Горе не разлучило их, не заставило закрыть сердце. Во имя памяти о любимом сыне и муже две женщины вот уже столько лет заботятся друг о друге, вместе радуются успехам внучки и дочери – двадцатилетней красавицы Лены, студентки вуза. «Наша Галя – золотой человек, - рассказывает Клавдия Григорьевна. – Когда Юры не стало, она позвала нас жить к себе, хоть квартирка была небольшая и почти без удобств. Потом Галине, как жене погибшего военнослужащего, дали благоустроенную отдельную квартиру. Со временем и мы, после сноса дома, получили новое хорошее жилье. Сын говорил: «Мама, я все равно увезу тебя из лесного поселка в город». А это сделала его жена, дорогой наш человек». Черноокая внешность Галины в расцвете женской красоты невольно притягивает взор. Понятно, почему ей в те годы, после гибели Юры, поначалу не хотели давать квартиру. Некоторые чиновники цинично заявляли: «А зачем? Вы молоды и еще выйдете замуж, устроите свою судьбу». А ее единственной судьбой был Юра, влюбившийся с первого взгляда в воронежскую девчонку и ее одной отдавший свое сердце. «Когда Юра ушел в Афганистан, - рассказывает Галина, - некоторые недобрые знакомые намекали: мол, он вернется и покажет тебе. Не понимала, о чем они говорят? Ведь я жду, люблю его и готова ждать всю жизнь, лишь бы он вернулся. У Юры была очень очаровательная улыбка, которая перешла дочери. Как быстро пролетело время». Галине не забыть того дня, когда застала взрослую дочь всю в слезах. На ее коленях лежали афганские письма Юры. Необыкновенная нежность и страсть, забота о жене и маленькой дочурке, грусть и тоска молодого мужчины по своей семье – все вобрали и хранят в себе эти скромные старенькие конверты. Не умирает любовь. «Я люблю тебя сильно, сильно и пойду за тобой на край света. Мне кажется, что ты всю жизнь была со мной», - писал Юра своей невесте еще до Афгана. А когда судьба-разлучница забросила его в далекую горную страну, с нежностью признавался: «Без тебя мне холодно и пусто». Узнав о рождении дочери, молодой папа плакал от счастья: «Я хочу хоть одним глазком увидеть вас. Теперь буду целовать двое губок, носиков, щечек». А потом, из Кабула, писал: «После родов ты была такая красивая, с розовыми щечками. Получил вашу фотографию. Какой большой стала дочка! Я не мог наглядеться, целовал вас и прижимал к сердцу. Я за вас жизнь отдам, мне без вас не прожить ни дня. Представлял, что ты рядом со мной, и я тебя обнимал, целовал долго, долго. У меня сердце разрывалось пополам. Зашел мой сослуживец и говорит: «Что с тобой?» А я не могу даже слово сказать. У меня от счастья навернулись слезы. Твое письмо как крепкий поцелуй. Я никуда тебя ни отпущу, ни на час. Ты будешь самая счастливая. Береги себя и дочку, ведь нам еще жить и жить».

                                 Белые журавли - 7 (продолжение)


"Он был храбрым и мужественным человеком"
       180-й кабульский мотострелковый полк был рейдовым, а значит, постоянно нес потери на дорогах Афганистана - в Панджшере, зеленой зоне Хоста, Алихейля, Чарикара, Газни, Пагмана, Гардеза. В своих письмах Юрий оберегал душевный покой родных, но порой сообщал: «Недавно вернулись с боевого выхода. Здесь идет настоящая война, и дела наши неважные. Живу от рейда к рейду. Еще раньше были на самом юге Афганистана – от Джелалабада километров сорок к Пакистану. Обстановка стоит напряженная, и дела с отпуском обстоят худо. Конечно, бывают возможности съездить в командировку в Союз с гробами, но мне такой командировки не надо». В октябре 1986 года начался частничный, шестью полками, вывод войск из Афганистана. В задачу мотострелков 180-го полка входило: встать на блоки вдоль Баграмской зеленой зоны, провести огневую обработку окрестностей дороги, а затем выдвинуться на Саланг. Более шестидесяти важных персон из Советского правительства и ЦК КПСС собрались в Кабуле для торжественного начала вывода войск, который был скорее символическим. В Советский Союз уходили три зенитно-ракетных полка, которые и ранее не воевали, так как у мятежников авиация отсутствовала и сбивать было некого. Кроме того, были собраны еще три полка из строительных частей, да увольняемых в запас солдат из различных частей. От Кабула и до Хайратона, от Шинданда и до Герата выставлялись блоки и заставы. Самая трудная задача – пересечение Баграмской «зеленки» и перевала Саланг. Ахмад Шах Масуд сделал заявление, что не даст выйти Советской Армии, а «оккупанты» найдут свою смерть в Афганистане. 22 октября 1986 года в районе Баграма прапорщик Юрий Колеватов был старшим бронегруппы, сопровождающей колонну с горючим. После обстрела мятежниками появились подбитые машины и раненые бойцы. Юрий принял решение одной группой принять бой, а другой начать эвакуацию раненых и расчищению дороги от сгоревших «наливников». В результате вышли с минимальными потерями из-под обстрела. Командованием полка он был представлен к награждению орденом Красной Звезды. А на Саланге, где вторая рота оседлала высоты, мятежники продолжали расстреливать бензовозы, был сбит вертолет Ми-24. Над местом падения вертолета встала в карусель новая четверка Ми-24. Бой закручивался в тугую сложную спираль. Артиллерия десятками стволов обрабатывала квадрат за квадратом, штурмовики с высоты вспахивали склоны. В этом бою был тяжело ранен начальник штаба полка Герой Советского Союза подполковник Руслан Аушев, о котором писал родным Юрий Колеватов. Член Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации и Президент Республики Ингушетия в 1993-2001 годах, председатель Комитета по делам воинов-интернационалистов при Совете глав правительств государств-участников СНГ генерал-лейтенант Р. С. Аушев тепло вспоминает об однополчанине: «Прапорщик Юрий Колеватов был отличным специалистом и мужественным человеком. Бронетехника его роты всегда находилась в исправном состоянии, хотя 1-й батальон был самым рейдовым. По-человечески очень жаль нашего боевого товарища. Я благодарен и признателен руководителям акционерного общества «Таганский ряд», что вот уже восемь лет они помогают его родным и всем семьям павших в Афганистане воинам, призванных из Свердловской области. Спасибо им от всех «афганцев» и за участие в обустройстве памятника «Черный тюльпан», где на открытии мемориала «Чечня» мне довелось побывать в прошлом году». В конце 1986 – начале 1987 годов батальон в ожесточенных боях терял своих солдат и офицеров. На одной из фотографий рядом с Юрием командир роты лейтенант Баха Ахрамов. Всего 7 дней не дожил он до своих 22 лет. Ротный так и не узнает, что через три месяца у него родится сын Бахтиер. Офицер погибнет в Панджшерском ущелье, где собьют вертолет, на котором он десантировался. Вместе с ним находился старший лейтенант Сергей Шерстюк, чудом выживший в той огненной мясорубке. Через десять лет он напишет Колеватовым с Украины: «Я так хочу рассказать жене и дочке Юрия о том, каким он был храбрым и мужественным человеком, спасавшим жизни пацанов – своих подчиненных. Душа коллектива, Юра любил петь под гитару. Я рад, что вас не забывают и помогают. Хочу и сыну Бахи Ахрамова рассказать об отце». О Юрии Колеватове с большим теплом вспоминают все, кто с ним служил в Афганистане. Кавалер двух орденов Красной Звезды, автор трилогии об афганской войне «Романтик», «Звездопад», «Конвейер смерти», лауреат литературной премии имени Н. Гоголя в 2004 году, майор запаса Николай Прокудин, живущий в Ленинградской области, рассказывает: «С Юрой я знаком с военного училища, где он был моим инструктором по вождению автомобиля. В Кабуле мы сразу узнали друг друга. Очень хороший и отзывчивый человек. Трудно даже представить, какая на нем лежала нагрузка по поддержанию техники в исправном состоянии, когда 2-я рота постоянно находилась в рейдах. В Афганистане я был заместителем командира 1-го мотострелкового батальона по политической части, в своих книгах об афганской войне рассказываю о боевых друзьях, тех, кто не вернулся». «Юра мне запомнился очень скромным и отзывчивым человеком, - рассказывает его бывший командир роты, кавалер двух орденов Красной Звезды подполковник запаса Сергей Станогин, проживающий в Ростове-на-Дону. – Я готовился к замене и 12 мая 1987 года был в центре боевого управления полка. По эфиру сразу можно было понять, какой ожесточенный бой шел в Баграмской «зеленке». Мы очень тяжело пережили гибель Юры. Потери тогда были невероятно большими для одного рейда».

                                 Белые журавли - 7 (продолжение)


Память сердца
       Человек такой судьбы оставляет светлый след на земле. И в родном поселке Юрия, что в Кировской области, и в Екатеринбурге ученики школ назвали свои отряды его именем, побывали у него на могиле, встретились между собой, оформили альбом с фотографиями и подарили его Галине. Постоянное внимание родным прапорщика Колеватова оказывают работники Чкаловского райвоенкомата, которые помогли в свое время получить жилье. Клавдия Григорьевна говорит: «Мы давно знаем и уважаем руководителей «Таганского ряда» Виктора Николаевича Тестова, Владимира Анатольевича Никифорова, Ивана Денисовича Вилкина, которые вот уже столько лет оказывают мне с мужем и Галине ежемесячную материальную помощь. Для меня это значит очень много, потому что болею сахарным диабетом. А какие у нас пенсии от государства – знают все. Очень важна для нас и моральная поддержка, когда «таганцы» приглашают на все праздники и годовщину вывода войск из Афганистана. Дай им бог здоровья». В квартирах Клавдии Григорьевны и Вячеслава Васильевича, Галины и Леночки все дышит памятью о сыне, муже и отце. Добрый и нежный взгляд Юрия, навсегда оставшегося 25-летним, согревает их в трудные минуты жизни. В своем последнем письме из Афганистана он написал: «Я хочу, чтобы наш семейный очаг никогда не потухал. Кроме вас у меня нет никого дороже на свете».

                                                                                                                                                                                           Ирина МАЙОРОВА

Картина дня

наверх