Спасибо брат!

59 подписчиков

Свежие комментарии

  • Михаил Афонин
    мы помним5 ноября 1999 года.
  • Михаил Афонин
    всё так братГРИГОРЬЕВ Владими...
  • Михаил Афонин
    спасибо брат30 ноября 1999 года.

Майор СОЛОВОВ Владимир Викторович

Майор СОЛОВОВ Владимир Викторович




Майор СОЛОВОВ Владимир Викторович
( 27.06.1963 - 17.06.1995 )




"СВЯТОЙ КРЕСТ МАЙОРА СОЛОВОВА"


Май, если, конечно, повезет с по годой — благодатная пора для проведения спортивных и военно-патриотических сборов. В это время во многих регионах России проходят областные первенства по туризму, выживанию и безопасности, рукопашному бою.

Пожалуй, одним из наиболее интересных и значительных мероприятий является Пехлецкая зарница, которая проводится на малой Родине майора Владимира Соловова, погибшего в Будённовске.

За свой подвиг он был достоин звания Героя России. Однако «высокие инстанции» решили иначе, что ничуть не умаляет того, что сделал он, майор Соловов и его товарищи. К тому времени Группа «А», отказавшаяся осенью 1993-го штурмовать Белый дом, находилась в немилости у Бориса Ельцина, а потому, брошенная на басаевские пулеметы, умылась кровью.

За боевые заслуги и проявленный героизм майор Соловов награжден орденом Мужества (посмертно). Похоронен на Хованском кладбище города Москвы. В Будённовске, на том месте, где сотрудник «Альфы» ушел в вечность, установлен большой крест. Без отца остались одиннадцатилетний сын Максим и дочка Катя, семи годков…



Майор СОЛОВОВ Владимир Викторович




В 1997 году именем Владимира Викторовича была названа средняя общеобразовательная школа в селе Пехлец Кораблинского района Рязанской области.

Здесь, собственно, на реке Ранова в урочище «Папоротное» и проводятся ежегодные межрегиональные детско-юношеские соревнования «Школа безопасности и туризма».

Пехлецкую зарницу благословил архиепископ Рязанский и Касимовский Павел, она является детищем двух управлений ФСБ — Управления «А» Центра специального назначения ФСБ России и УФСБ по Рязанской области.

«АЛЬФА» ЛЕТИТ В СРЕДНЕВЕКОВЬЕ

Почти семьсот лет назад Господь привел на эту землю Великого князя Михаила Тверского, который, будучи пленником ордынского хана, принял смерть за своих людей и за Веру. На месте, где одну ночь находилось тело князя, направляемого на Русь для погребения, в конце XIX столетия был поставлен Мамай-Маджарский Воскресенский мужской монастырь. В начале 1930-х годов Преображенский собор был разобран на кирпичи, из которых затем был построен первый корпус будущей районной больницы города Святого креста, ставшего Будённовском.



Майор СОЛОВОВ Владимир Викторович



В наше время на эту землю пришли сотрудники Группы «А», среди них были Владимир Соловов, Дмитрий Бурдяев и Дмитрий Рябинкин. Они слышали слова командира: «Кто не готов к смерти, может выйти из строя». И они добровольно пошли проливать кровь за людей, захваченных убийцами, за грудничков и еще не родившихся младенцев.
До рокового дня 14 июня об этом городке мало что было известно. «Альфа» из Москвы и Краснодара прибыла в Будённовск уже после безжалостной бойни на улицах города, когда на людей охотились, словно на диких зверей.

Загнав заложников в больницу, басаевцы сразу же расстреляли находившихся в ней раненых летчиков и милиционеров. На момент захвата больницы в ней оказалось около восьмисот больных и трехсот медицинских работников. После облавы на улицах города общее число заложников достигло двух тысяч человек.

Трагедия, что 14 июня 1995 года потрясла страну и мир, открыла новую эпоху в истории террористических актов. По драматизму и накалу страстей будённовские события превосходили другие массовые захваты заложников. Например, в Никарагуа (1974 г.), в Колумбии (1985 г.) и в Перу (1996 г.). Однако там не было родильных отделений или палат для тяжелобольных.

Бандиты проникли в город под видом армейского подразделения, проехав от Чечни до Будённовска около шестисот километров на большегрузных КамАЗах. За шесть суток вооруженного бесчинства они убили 129 мирных жителей, милиционеров, военнослужащих. Еще восемнадцать ни в чем неповинных людей впоследствии скончались от полученных ран.



Майор СОЛОВОВ Владимир Викторович




Центром трагических событий на Ставрополье стала тогда Будённовская больница. В числе заложников оказались и те, кто находился на стационарном лечении, а также медицинский персонал, роженицы в родильном отделении и только что появившиеся на свет младенцы…

Страшные психологические травмы получили тысячи жителей города на реке Куме, который имеет исторические названия Святой Крест и Прикумск.

И был штурм — неподготовленный, спонтанный, когда «Альфу» бросили фактически на убой, не дав еще одних суток на подготовку «специальной операции». 17 июня Группа «А» четыре с половиной часа находилась под огнем. Почти каждый четвертый был ранен, трое убиты…

По агентурным данным ФСБ, на конец июля 1995 года в банде Шамиля Басаева от ран скончалось пятьдесят восемь человек. Сам «террорист № 1» несколько позднее сказал автору этих строк, вспоминая тот бой: «Я понял, что такое «Альфа».

По свидетельству заложников, сам «Гинеколог» никакого участия в бою не принимал, просидев в закрытом кабинете. В какой-то момент его люди поняли, что приходит конец — не будет ни победного возвращения в Ичкерию, да ничего не будет вообще. И тогда некоторые из них стали подыскивать себе гражданское платье, чтобы дать деру. Бандиты тщательно все продумали перед акцией в Будённовске.

Ставились три цели. Во-первых, совершить перелом в войне, добившись как минимум передышки для разбитых бандитских отрядов. Второе. В городе был банк, обеспечивавший платежи по Чечне. Требовалось разгромить его, скрыть определенные проводки между респондентами, находившимися вне республики и на ее территории. И третье. Дудаевцы хотели «наказать» вертолетчиков, дислоцированных в Будённовске.



Майор СОЛОВОВ Владимир Викторович




Больница была идеальным местом для проведения акции. Добротное каменное здание, окна первого этажа на высоте 1,80 м зарешечены. Живой щит находится под рукой. Под крышу чеченской фирмы «Ирбис», арендовавшей склады у больницы, еще до вторжения были подвезены боеприпасы, рассчитанные на длительные боевые действия. Пользуясь тем, что чеченцы свободно расселены по Ставрополью и Будённовск тому не исключение, часть отряда Басаева просочилась в город еще до прибытия КамАЗов с бандитами.

Грустно вспоминать ту поспешную реакцию властей, с которой они кинулись наказывать «алчных» гаишников (полегших в большинстве под пулями чеченцев), поверив интервью с главным бандитом, утверждавшим, что в Будённовск его привела жадность сотрудников дорожной инспекции, отнявших у него на постах все деньги на взятки и лишивших его возможности доехать до Москвы. За два дня до трагедии из Грозного сообщили о готовящемся налете, но МВД обвинило информатора в провокации.





Майор СОЛОВОВ Владимир Викторович




В Будённовск «Альфа» прибыла уже после чудовищной облавы, ближайший прецедент которой наблюдался в российской истории полтысячи лет назад. Стянутые к больнице сотрудники внутренних войск не смогли создать плотное кольцо обороны и действовали вразнобой.

Лишь к десяти часам вечера в Будённовске появились министр ВД Виктор Ерин, директор ФСБ Сергей Степашин, вице-премьер Николай Егоров. Ответственным за операцию был назначен Ерин. В город подтянулись отряд «Вега» (все, что осталось от «Вымпела» после передачи в МВД) под руководством Валерия Круглова и Сергея Лысюка, 8-й отряд спецназа МВД «Русь», части ОМОНа и СОБРы. Количество наших уже было значительно больше противника. Хотя, разумеется, количество — далеко не всегда качество. До штурма еще было более двух суток…

Первоначально «альфовцы» были размещены на блоках в сотнях метров от больницы. Басаев, загодя готовясь к рейду, все хорошо рассчитал: какое количество тяжелого вооружения взять с собой, как прикрываться в окнах роженицами, как заминировать здание, как требовать журналистов и что им говорить.

Главный результат этих расчетов: взять больницу можно только путем армейской операции с применением техники, артиллерии, вертолетов. Наличие огромного числа заложников, среди которых беременные женщины и раненые, исключало всякую возможность проведения такой акции. Стало быть, вывод для Басаева был однозначный: чеченский ультиматум будет принят.



Майор СОЛОВОВ Владимир Викторович





Полковник Александр Михайлов:

— Прибыв в Будённовск, наше подразделение проследовало до Управления внутренних дел. Проезжая по улицам, мы поняли, что в городе была настоящая война: тут и там догорали дома, машины; асфальт и строения были густо испещрены отметинами от пуль и взрывов гранат.

Войдя на территорию УВД, мы, руководители отделов и отделений, увидели тела убитых милиционеров, которые мужественно защищали свое Управление. Во дворе валялись и тела нескольких «чехов». Лестничные марши, стены коридоров и кабинетов — все было в следах от осколков гранат и пуль. Здесь был жестокий бой. Там мы и узнали, что чеченцы захватили больницу и большое количество заложников. Через некоторое время мне и моему отделению была поставлена задача: организовать блокпост и перекрыть направление, ведущее в населенный пункт на случай прорыва банды Басаева. Толком никто не назвал ни ее численности, ни вооружения. Также ничего не известно было о замыслах террористов. И сейчас непонятно, почему мы двое с половиной суток выполняли функции милиции и армии — вместо того, чтобы активно готовиться к штурму, проводить рекогносцировку. Короче, заниматься изучением объекта.


Майор СОЛОВОВ Владимир Викторович




Одно отрадно — как тепло, дружелюбно нас приняло местное население, когда прибыв на место, мы начали проводить работы по возведению и укреплению блокпоста. Узнав, что у нас практически нет питания, народ стал делиться с нами продуктами, старались нас разговорить, выражали надежду, что мы их защитим. Конечно, в течение этих суток мы собирались в штабе и разрабатывали план штурма. Достали схему больницы, посмотрели, что и как. Покачали головой… Здание старой постройки, мощное, расположено буквой «Т». Толстые стены, решетки… Настоящий укрепрайон. Да и подобраться до окон первого этажа не так просто, хотя в тридцати метрах от больницы находились гаражи и котельная. Вот и все прикрытия! Но как пройти эти злосчастные три десятка метров? Бежать, ползком… на пулеметы? Вот и «чешем репу». Была надежда на какой-нибудь подземный проход или что-то в этом роде, но, к сожалению, кроме анекдотичной идеи от одного из врачей, который предложил использовать для проникновения коллекторную трубу, ничего путного не обнаружилось. Сама эта труба имела радиус 50-60 сантиметров. Да еще с изгибами! Смех и только…

Высокие чины в лице Ерина, Степашина, Егорова, едва прибыв на место, даже не встретились с нами, не обсудили проблемы штурма больницы, не выслушали предложения профессионалов, а сразу поставили задачу — «вперед на Шепетовку!» Не имея поэтажного плана здания, используя в качестве карты аэрофотоснимок, сделанный вертолетчиками с птичьего полета, они все решили за руководство штурмующего подразделения. Как жаль, что высшее руководство государства поручило проведение этой сложнейшей операции ни хрена не понимающим господам в «енеральских» погонах, для которых человеческая жизнь — ничто…




Майор СОЛОВОВ Владимир Викторович
…На простом языке план был таков: сто тридцать «альфовцев», прикрываемые СОБРами, пойдут под автоматы и гранатометы, полезут в забаррикадированные окна второго этажа и, предотвращая возможность взрыва заминированного здания, среди толп заложников перебьют всех бандитов.

Командование «Альфы» убеждало, что в больнице этого делать нельзя — будет кровавая бойня, там погибнут и заложники, и штурмующие. Без рекогносцировки и подготовки — никак! Нужно попытаться вытянуть боевиков из больницы. Но тщетно. Люди, попавшие в кресла по принципу преданности вождю демократии, отдавшему им приказ штурмовать и улетевшему в Канаду, имели представление об антитерроризме и войне вообще, вероятно, по кинофильмам «Крепкий орешек» или «Робот-полицейский» и многим другим, заполонившим наш экран.

Как оказалось, численность отряда Басаева была занижена чуть ли не вполовину. В действительности в налете на город участвовало две сотни боевиков, включая людей Хаттаба, Абу Мовсаева, Арби Бараева, Хункара Исрапилова, Турпала Атгериева. В состав банды входили женщины-снайперы, именовавшиеся «черными повязками». Таковых было до двух десятков.

(продолжение следует)


(глава из книги А.А. Филатова "Крещённые небом")

Картина дня

наверх