Спасибо брат!

59 подписчиков

Свежие комментарии

  • Михаил Афонин
    мы помним5 ноября 1999 года.
  • Михаил Афонин
    всё так братГРИГОРЬЕВ Владими...
  • Михаил Афонин
    спасибо брат30 ноября 1999 года.

АФГАНКИ - девушки, погибшие в Афганистане... Судьба? Рок? Ангел-хранитель? (часть 2)

АФГАНКИ - девушки, погибшие в Афганистане...  Судьба? Рок? Ангел-хранитель? (часть 2)

АФГАНКИ - девушки, погибшие в Афганистане...

Судьба? Рок? Ангел-хранитель? (часть 2)

Алла Н. Смолина

2. История вторая. "Сержант Коников"

Но, как оказалось, Лариса в списках счастливцев, чудом не попавших на роковой борт, была не одна. По той воздушной трагедии откликнулся другой очевидец, Ангел-хранитель которого (cудьба? pок?) прикрыл от беды своего "подопечного".

Написанное ниже составлено по воспоминаниям Евгения КОНИКОВА, Асадабад 2 МСб 4 рота, 1986-1987 г.г. в/ч пп 93992 б-1.

Сержант Евгений Коников после излечения в госпитале города Баграма возвращался в родную часть, расположенную в н.п. Асадабад.
Я не знаю почему сержанта Коникова отправили лечиться аж под Кабул. Ведь к тому времени в нашем Джелалабаде, соседствующим с Асадабадом, помимо постоянно дислоцирующейся медроты, второй год успешно функционировал военный госпиталь, в срочном порядке переброшенный на подавление жесточайшей холерной эпидемии (о чём рассказываю в тексте "Афган. Джелалабадские медики рассказывают" здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/text_0014.shtml).
Однако по непонятной причине сержанта из Асадабада отправили на излечение аж в Баграм.

Отлежал Евгений в госпитале Баграма положенный срок, подлатали его баграмские медики, обладающие, как и остальные медики 40-й армии, великолепной квалификацией, и выписали в родную часть, снабдив соответствующими сопроводительными документами.


С этими документами Евгений добрался до Кабула. Автоколонна, доставившая его туда, попылила дальше по заданному маршруту, а Евгений поспешил на "пересылку" с надеждой попасть на первый "борт", улетающий в сторону Джелалабада. Из которого родной для Евгения н.п. Асадабад, просматривался, образно выражаясь, в бинокль.

Кто часто летал в Афганистане, те знают, что до 1985 года воздушное сообщение между афганскими провинциями поддерживалось в нормальном режиме, борта летали регулярно, a в иную провинцию по несколько раз в сутки. Я застала это благодатное для командировочных, отпускников, "дембелей" и проверяющих время.

Но к концу 1985 года, когда "непримиримые", получив от западных партнёров ПЗРК "Стингер", принялись сносить с неба всё движущееся, армейский лётный трафик разладился. Тогда стало совсем худо. Предотвращая воздушные потери, резко уменьшили количество рейсов, а всех пассажиров обязали летать с парашютами, без которых на борт не брали. Если точнее - количество пассажиров зависело от количества имеющихся на борту парашютов. Будь хоть сколько желающих улететь, допустим, из Шиндандта в Кабул, но если огромный "транспортник" имел три лишних парашюта, то бездонное самолётное брюхо колыхало в себе трёх счастливцев. Остальные провожали с земли набирающий высоту борт завистливыми, а то и плачущими взглядами.

И тогда же воздушное сообщение перевели на ночной режим.

Но даже, если повезло и объявили нужный борт с достаточным количеством парашютных сумок, попасть на борт удавалось не каждому. В первую очередь забирали офицеров и командировочных, а "срочникам", только-только сползшим с больничной койки, торопиться некуда. На войне "срочник" нужен здоровым, а больные или выздоравливавшие - лишняя обуза для сослуживцев. По этой причине ташкентская и кабульская "пересылки" считались чем-то вроде баз кратковременного отдыха для возвращающихся из госпиталей.

Сержанту Коникову выпала "пересылка" Кабула.

Не знаю чем он там занимался, но, исходя из собственного опыта, полученного по причине частых служебных командировок, хорошо помню, что на "пересылке" при военном аэродроме Кабула для лиц мужского пола особо полезных занятий не находилось. Как вариант, можно было валяться на кровати и читать первую попавшуюся под руки литературу. Но кто видел читающего на "пересылке" сержанта? Это нужно делать в родном подразделении, когда "солдат читает, а служба идёт", а на "пересылке" военнослужащие три раза в сутки питались, смотрели в клубе фильмы, спали, искали земляков, пугали новичков правдивыми и не очень росcказнями о бесчинствах "духов", обзаводились полезными адресами и налаживали не менее полезные связи, собирали интересную информацию, заигрывали с представителями противоположного пола, разживались порядочными сигаретами, угощались предложенным... и тому подобное, свойственное всякому нормальному здоровому организму в режиме вынужденного безделья на войне.

Так что, думаю, Евгений жил привычным для кабульской "пересылки" ритмом.

Но о главном - поскорее улететь в родное подразделение - не забывал, становясь особенно чутким при звуках шипения ожившего "пересылочного" радио, собирающегося послать в пространство фамилии пассажиров для того или иного борта.

* * *

На четвёртый день "пересылочной" маеты сержанта Коникова на бетонное поле кабульского аэродрома приземлился борт из Ташкента и - о, чудо! - среди пассажиров Евгений узнал Глуховa Вячеславa, знакомого по родному городу Минеральные Воды. Вернее, знакомым Глухов Вячеслав был там, в мирной жизни, а на войну он прибыл в качестве служащего Советской Армии для выполнения интернационального долга! После такой замечательной встречи сержант Коников забыл о баграмском госпитале, об отсутствии бытовых удобств и нормальной кормёжки на кабульской "пересылке", он даже глубоко запрятал свою тоску по родному подразделению и друзьям-сослуживцам в Асадабаде. Он захотел ещё немного задержаться в Кабуле.
И разве можно его не понять? Встреча на войне с земляками равнозначна крупному лотерейному выигрышу: мечтают все, а везёт не каждому.

Сержанту Коникову повезло и он от души использовал полученную возможность, затеребив Вячеслава вопросами: как дела дома? какие новости в городе? кто из ребят где служит? какая девчонка решила не ждать из армии своего парня и загуляла с другим? Ну и все такое прочее, удачно вписывающееся в застольную беседу. Hа любой войне застолье с земляком под водочку - это святое дело! К тому же, сумка Вячеслава привезла давно забытые сержантом Кониковым запахи домашних яств, как и сумки прилетевших тем же самолётом девчонок-служащих. И последующие дни для сержанта Коникова поскакали в весёлом ритме и улетать никуда не хотелось.

В отличие от приходящего в себя после болезни сержанта Коникова, новичкам распределения выдали сразу и какова же была радость от новости, что их распределили в один населённый пункт - Джелалабад! Ведь именно этот афганский город считался пересадочным пунктом у сержанта Коникова между Кабулом и Асадбадом, значит и лететь предстоит всё той же дружной компанией. А по прилёту планировалось поддерживать связь и продолжать так удачно начавшуюся дружбу.

Как только в воздухе раздавалось потрескивание и шипение "пересылочного" радио, многоголосый гвалт мгновенно прекращался, оттопыренные в нужном направлении сотни ушей ловили каждое слово. Какое объявили направление? Кандагар? Баграм? Кундуз? Пули-Хумри? Шиндандт? Кандагар? Файзабад? Тургунди? Джелалабад? Озвученные рейс и фамилии пассажиров срывали с места десятки счастливцев, которые спешно прощались с приобретёнными за предполётное ожидание знакомыми, хватали свои баулы и разбегались к обозначенным бортам для разлететься на все четыре афганские стороны по охваченным войной афганским провинциям.

* * *

Когда, наконец, 29 ноября 1986 года объявили посадку на Джелалабад, то сержант Коников своей фамилии опять не услышал, хотя назвали фамилии и Вячеслава и прилетевших с ним девочек.
Посчитав себя несправедливо забытым (а кто б из уже нюхнувших войны, какой день торчаще на "пересылке", согласился бы с подобной ситуацией?), побежал сержант Коников в сторону комендатуры, где комендант уже отбивался от толпы таких же страждущих улететь в Джелалабад "именно сегодня!" "именно этим рейсом!". Толпа шумела, сыпала угрозами и крепкой бранью, всем срочно нужно было улететь, а комендант, закалённый регулярными вражьими обстрелами и ежедневными угрозами от своих, не попавших на нужный борт, беззлобно отбивался:
- Фамилии пассажиров зачитаны. Остальные - свободны. Торчите здесь несколько суток? Hа то и военнослужащие, чтоб легко переносить тяготы службы. Раззззойдись!

А куда расходиться? Опять на опостылевшую "пересылку"? Большинство так и осталось стоять вокруг коменданта, насылая на него страшные кары и провожая тоскливыми взглядами набирающий высоту борт Ан-12 (1 аэ 50 осап) со счастливцами, как казалось не попавшим в предполётные списки обитателям кабульской "пересылки".

А сержант Коников не стал распалять себя гневом, заводясь от возбуждённой толпы. За годы войны он приучился сдерживать чувства. Опустив голову, сержант пошагал в сторону "пересылки", обдумывая сложившуюся ситуацию. Пусть их дружная компания не сумела улететь одним рейсом, но разлука будет не долгой, их гарнизоны находятся рядом, а значит всё ещё впереди - заглушал в себе тоску от прощания сержант Коников.

Он не знал, что не будет никаких встреч и никаких посиделок. Он даже не дошёл до своего спального места на "пересылке", как в воздухе раздался страшный грохот, по аэродрому забегали военные, а в небе закружила туча наших "вертушек", поливающих огнём ближайшие горы, из которых была выпущена ракета по только что взлетевшему самолёту с 30-ю пассажирами на борту.

Да, так погибли 29 ноября 1986 года в небе над Кабулом служащие (вольнонаёмные) Советской Армии:

ГЛУХОВ Вячеслав Васильевич.
Cо дня получения Вячеславом направления в военкомате родного города прошло от 5 до 10 дней, разные истчники называют разные даты.
Дополнительная информация о Вячеславе находится здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/00004.shtml#1

ЛЫКОВА Татьяна Васильевна.
Cо дня получения Таней направления в военкомате родного города прошло всего 16 дней.
Дополнительная информация о Тане находится здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/00003.shtml#5

ЕРМАКОВА Наталья Даниловна.
Cо дня получения Наташей направления в военкомате родного города прошло всего 6 дней.
Дополнительная информация о Наташе находится здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/00003.shtml#05

МОТОРИНА Татьяна Анатольевна.
Работала в Кабуле на должности старшего товароведа, но в Афганистане тоже пробыла недолго: прибыла в сентябре 1986 года, в ноябре погибла.
Дополнительная информация о Тане находится здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/00003.shtml#005

ЗАДОРОЖНЫЙ Анатолий Яковлевич.
Числился директором военторга джелалабадского гарнизона и я его знала лично. Хорошо помню, что проработал недолго, а когда собрала больше информации, то увидела точные даты: в марте 1986 года прибыл в Афганистан, в ноябре погиб.
Дополнительная информация об Анатолии находится здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/00004.shtml#9

ОСАДЧИЙ Владимир Петрович.
Cо дня получения Владимиром направления в военкомате родного города прошло 23 дня.
Дополнительная информация о Владимире находится здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/00004.shtml#333

СПИЧЕНКОВ Владимир Ильич.
Cо дня получения Владимиром направления в военкомате родного города прошло 14 дней.
Дополнительная информация о Владимире находится здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/00004.shtml#334

И если МОТОРИНА Таня и ЗАДОРОЖНЫЙ Анатолий успели отработать в Афганистане по несколько месяцев (Таня - два месяца, а Анатолий - восемь), то остальные пять служащих (вольнонаёмных) Советской Армии погибли, даже не добравшись до своего первого места службы.

* * *

После трагедии, унесшей жизни тридцати пассажирам, на несколько дней перерыли воздушное сообщение по всей армии и Евгению пришлось добираться колонной сначала до Джелалабада, оттуда колонной в родную часть в Асадабаде.

В 1987 году сержант Евгений Коников был ранен в бою.
Госпиталь.
Родина.
Нашёл маму Славика Глухова и рассказал о последних днях её сына. А мать не поверила. Ведь её Славик ехал в Афганистан не воевать, а работать. И хотя полученный гроб давно захоронен и украшен могилкой, но ведь в нём Славика не было. Песок да камни лежали в гробу. Не каждая мать знает, что при взрыве ракеты "стингер" порой от металлического самолёта ничего не остаётся, что тогда говорить о человеке? По этой причине родным высылались горсть земли, камни, щебёнка, кусок обмундирования, всё то, что сохранило память о последнем пребывании на земле погибшего. Но мама Славика Глухова до сих пор ждёт сына живым. О чём говорит сержанту в запасе Евгению Коникову, когда тот в очередную годовщину вывода войск из Афганистана приходит eё навестить. Хотя по всем расчётам должен был погибнуть вместе со Славой.

Кто сохранил самого Евгения в живых? Судьба? Рок? Ангел-хранитель?

* * *

Помимо перечисленных выше девочек и ребят, на том борту 29 ноября 1986 года находились:

Экипаж из состава 708 втап:

к-н ХОМУТОВСКИЙ Александр Брониславович - командир корабля
л-т ВОЛОГЖАНИНОВ Александр Самуилович - помощник командира
ст.л-т КУХТА Юрий Анатольевич - штурман
ст.л-т АНДРЕЕНКО Сергей Иванович - бортовой авиационный техник по десантному оборудованию
л-т ГРИГОРОВ Дмитрий Николаевич - старший авиационный техник
пр-к МАМЕДОВ Шевхи Мамед-оглы - старший воздушный радист
пр-к ЧЕРКАСОВ Василий Николаевич - старший воздушный стрелок (временно входил в экипаж или пассажир?)
п/п-к ЗВОНОВ Александр Геннадьевич - ст. штурман отдельного армейского авиационного управления ВВС

Пассажиры:

п/п-к АРТЕМЬЕВ Геннадий Ильич - заместитель начальника Управления торговли
ст.л-т НОВОПАШИН Андрей Григорьевич - помощник начальника штаба батальона (56 одшбр?)
ст.л-т РУДЫК Игорь Александрович - заместитель командира роты по политической части (?)
л-т АЛОВИДИНОВ Хуршад Уракович - заместитель командира мотострелковой роты (?)
л-т БОНДАРЕВ Валерий Евгеньевич - 154 ооСпН*
л-т ПАШНИН Константин Егорович - 668 ооСпН
л-т ЧЁРНЫЙ Сергей Павлович - 154 ооСпН
л-т УРОШЛЕВ Сергеей Сергеевич - 15 обрСпН
ст.пр-к СИНЯКОВ Александр Анатольевич - начальник склада (? - ВВС)
ст.пр-к БУГРОВ Борис Иванович - инструктор (?)
пр-к МЕЛЬНИКОВ Александр Александрович - инструктор столовой (ВВС-?)
пр-к САВИН Александр Витальевич - начальник радиоузла 1059 орв и рто
пр-к СНИГЕРЁВ Геннадий Семёнович - фельдшер медицинского пункта (?)
пр-к УШАКОВ Юрий Александрович - помощник начальника финансовой службы в/ч 22637 (ВВС-?)
р-й ПАРАСКА Юрий Павлович - 334 ооСпН

Так сухие официальные строки описывают трагедию, произошедшую в небе над Кабулом 29 ноября 1986 года (нашла в интернете):

"29 ноября 1986 года произошла боевая потеря самолета Ан-12 1-й аэ 50-го осап (Кабул). Взлетал с аэродрома Кабул для доставки людей и груза из нескольких тонн ракет С-24 и 400 кг взрывчатки в Джелалабад. После набора высоты Н=6400 метра самолёт капитана А.Б.Хомутовского лег на заданный курс и на удалении 24 км от Кабула был поражен ракетой ПЗРК "Stinger". Сдетонировал груз боеприпасов на борту и все находившиеся в нем погибли."

Картина дня

наверх