Спасибо брат!

59 подписчиков

Свежие комментарии

  • Михаил Афонин
    мы помним5 ноября 1999 года.
  • Михаил Афонин
    всё так братГРИГОРЬЕВ Владими...
  • Михаил Афонин
    спасибо брат30 ноября 1999 года.

Белые журавли - 12

Все фото, материалы на сайте размещены
с разрешения сотрудников музея
памяти воинов - интернационалистов "Шурави"
и лично директора музея, Салмина Николая Анатольевича.


                   РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ     СВЕРДЛОВСКАЯ ОБЛАСТЬ

                               КНИГА ПАМЯТИ

                              АФГАНИСТАН     1979 – 1989

 

                                                       Мне кажется, порою, что солдаты,
                                                       с кровавых, не пришедшие, полей,
                                                         не в землю нашу полегли когда-то,
                                                     а превратились в белых журавлей.

 

                       Белые журавли - 12
                    САМОРОДОВ Алексей Анатольевич (04.12.1964 - 16.10.1984) Алексей Самородов родился 4 декабря 1964 года в городе Свердловске.  После окончания восьми классов школы № 146 учился в ПТУ-61 по специальности "помощник машиниста электровоза". В феврале 1984 года окончил автошколу ДОСААФ. Работал в локомотивном депо станции Свердловск-Сортировочный. В армию призван в апреле 1984 года. Учебное подразделение прошел в городе Грозном. В Афганистане рядовой Самородов служит с августа 1984 года в 1003-м отдельном батальоне материального обеспечения 108-й мотострелковой дивизии (в/ч п/п 93978, Баграм).
16 октября 1984 года в ходе совершения марша машина, которую вел рядовой Самородов, подорвалась на фугасе. Алексей погиб. Родители получили цинковый гроб, который захоронили на Западном кладбище Свердловска. 5 ноября 1984 года прибыл еще один гроб с сопроводительным письмом командира части: "... Алексей Самородов совершал марш в составе колонны по доставке материальных грузов, на одном из участков трассы, которая проходила в нескольких метрах от горной реки, машина, которую вел Алексей, загорелась. Боевые товарищи Вашего сына быстро потушили огонь, стали искать Алексея, но поиски окончательных результатов не дали. Были обнаружены только документы и письма. Постоянно, со дня гибели Вашего сына, солдатами и офицерами нашей части велся поиск Алексея на всем протяжении трассы. Тело Вашего сына было обнаружено 30.10.84 в русле горной реки, в двух километрах от места взрыва..."
       Был захоронен и этот гроб. Это исключительный случай, когда в одной могиле покоятся два гроба.
Посмертно рядовой Самородов награжден орденом Красной Звезды. Родители Алексея, Тамара Сергеевна и Анатолий Алексеевич, живут в Екатеринбурге.


                                               ДВАЖДЫ НЕ ВЕРНУВШИЙСЯ

       Тамара Сергеевна и Анатолий Алексеевич Самородовы дважды пережили потерю сына. Вскоре после похорон страшная весть вновь постучалась в их дом...

"Мы не могли поступить иначе"
       Из скорбного списка наших земляков, павших в Афганистане, судьба Алексея Самородова, быть может, наиболее драматична. Дважды «Черный тюльпан» приземлялся на уральскую землю с «Грузом 200», где значилось имя рядового А. Самородова. Дважды будет проходить скорбный обряд. Первый раз – всенародно, по-людски. Второй – почти тайно, скрытно от мамы солдата и других людей. Афганская война порой не щадила русских мальчишек и за той чертой жизни. Только через два с половиной года Тамара Сергеевна узнает истину. Узнает случайно – от женщины-сторожа на кладбище, не пожалевшей мать солдата. потрясенная услышанным, она придет домой, чтобы после признания мужа испить свою чашу страдания до
конца. Но тогда, в октябре 1984 года, Анатолий Алексеевич не мог, не имел права открыть всю правду жене. Иначе... «Иначе вы потеряете и свою жену: она не выдержит удар», - сказал ему генерал, военный комиссар Свердловской области. Вызванный в областной военный комиссариат, Анатолий Алексеевич поразился тому, сколь много старших офицеров должно было присутствовать при разговоре о надгробии. И среди них – майор, резко отличавшийся от остальных отнюдь не мирным ухоженным видом. Когда военком открыл настоящую причину, он едва не потерял сознание, не смог даже прочитать сопроводительное письмо командира 1003-го отдельного батальона материального обеспечения 108-й мотострелковой дивизии подполковника Юрчака. Видя состояние отца погибшего солдата, генерал стал читать сам: «Алексей Самородов совершал марш в составе колонны по доставке материальных грузов. На одном из участков трассы, которая проходила в нескольких метрах от горной реки, машина, которую вел Алексей, подорвалась на фугасе, установленном мятежниками. От взрыва машина загорелась. Боевые товарищи вашего сына быстро потушили огонь, стали его искать, но поиски окончательных результатов не дали. Были обнаружены только документы и письма. Постоянно, со дня гибели вашего сына, солдатами и офицерами нашей части был организован поиск Алексея на всем протяжении трассы. Его тело было обнаружено 30 октября 1984 года в русле горной реки, в двух километрах от места взрыва. Тамара Сергеевна и Анатолий Алексеевич! Обнаружив тело вашего сына, мы не могли поступить иначе, не доставив его на Родину. Мы скорбим вместе с Вами, так как от нас ушел боевой товарищ и друг. Он навсегда останется в нашей памяти как смелый и сильный воин, до конца выполнивший свой воинский долг». К войне не подходят с мерками мирного времени. Там, где от огня корежит и металл, а смерть таится за выступами скал и на серпантинах горных дорог, случались роковые ошибки в опознании человеческих останков. Это тоже горькая правда афганской войны. По прошествии двадцати лет после тех драматических событий Анатолий Алексеевич говорит: «Спасибо Командиру части. Офицер оказался порядочным человеком. В части могли легко избавиться от тела Погибшего солдата, чтобы не наживать себе возможные неприятности, но на это не пошли». Окаменевшая от мороза ноябрьская земля с трудом поддавалась лопатам. Выставленные в оцеплении солдаты не пропускали посторонних на кладбище. Государство, посылавшее молодых парней на войну, лишней огласки не желало. А почерневшей от горя матери представители военкомата сказали: «Вашего сына мы перезахороним на почетное место – в центр кладбища». Она уехала домой, потому что не могла видеть действо, нестерпимое материнскому сердцу. Погребение проходило без нее. Так и лежат в одной могиле два цинковых гроба с афганской войны. Одно лишь утешение родителям: их сын Алешенька - Здесь, рядом, спит вечным сном. Память о нем – самое святое в их жизни.

Иди и служи
       Если бы начальство видело... Мальчик управлял рычагами бульдозера, и ничего, справлялся. А потом пересел на немецкий кран, уверенно занимаясь погрузкой-разгрузкой. Но начальство на стройке Нефтепровода «Дружба», который в семидесятых годах прошлого столетия тянули от Мичуринска до Бреста, на участки трассы наведывалось нечасто. И крепкий рабочий люд жил по своим законам. Супруги Самородовы три года работали на знаменитой всесоюзной стройке. А сын Алеша жил с бабушкой в Свердловске, приезжал к родителям на каникулы. Смышленый мальчишка тянулся к технике, которой на стройке было предостаточно. Мужчину воспитывают делом, считал отец. Он не боялся доверять мальчишке сложные механизмы. Уже потом, когда взрослый сын будет в качестве помощника машиниста электровоза водить грузовые составы до Шали, мать спросит его: «Леша, а если у вас произойдет авария? Ты сможешь все исправить?» «Ты что, мама! - отвечал сын. – Конечно же, все сделаю». Две страсти занимали сердце мальчика. Любовь к технике и животным. Немецкая овчарка Рица был другом Алеши, как и два лиса, живших в клетке. Сколько раз Анатолий Алексеевич наблюдал, с какой лаской заботился о них маленький сын. Сам в своем послевоенном детстве воспитывавший случайно найденного волчонка, он и Алешу подговорил упросить маму купить собаку. Когда же Рицы не стало, в семье была драма. Нет, жалость не унижает будущего мужчину. С отличием окончив ПТУ № 61, Алексей работал в локомотивном депо станции Свердловск-Сортировочный. Его желание Выучиться на водителя поддержки у руководства не встретило. Не привыкнув отступать, юноша переводится в колесный цех, чтобы вечерами учиться в автошколе ДОСААФ. Впереди была армейская служба, и он мечтал о танках. Это сегодня целая информационно-правовая индустрия работает на то, чтобы увести юношу от Службы в армии. А в те далекие 80-е Анатолий Алексеевич сам желал, чтобы сын честно отслужил, стал настоящим мужчиной. Так всегда было на Руси. И бывший военный водитель 54-й общевойсковой армии Туркестанского военного округа Анатолий Самородов, отслуживший 4,5 года на Кушке и в Марах, что Недалеко от Афганистана и Ирана, твердо сказал Алексею: «Иди и служи». Хотя знал, что у сына была язвенная болезнь, и отсрочка от призыва полагалась по здоровью. Но прошедший полный курс лечения, крепкий и спортивный юноша даже думать об этом не хотел. Он скрыл диагноз от врачей на призывной комиссии, желая одного – служить Отечеству. Так тогда воспитывали. И кто виноват?

Из Грозного в Баграм
       Северный Кавказ очаровывал расцветающими тюльпанами и упоительным горным воздухом, не знакомым мальчишке с промышленного Свердловска. На Урале еще во многих местах лежал снег, а здесь природа буйствовала весенними красками, одевая листвой красивые и широкие улицы Грозного, где шумели богатые базары и улыбались друг другу люди. Сын писал из учебной части: «Здесь нас будут учить хорошо водить машину. 9 мая мы приняли присягу и уже живем как настоящие солдаты. Народ в Грозном одевается богато, у каждого своя машина и кирпичный дом, не то что наши квартиры-«клетушки». Недавно были на полевом выходе, жили в палатках около деревни. Люди давали нам конфеты, пряники, вафли». Родители радовались успехам сына в службе, который прислал им почетную грамоту, врученную командиром. Сын сообщал: «Нам дали новые машины «Урал», снятые прямо с консервации. Мы были инструкторами во время недавнего 500-километрового марша. Скоро отправка в войска».

На афганских дорогах
      В семье Самородовых хранится снимок военной колонны на марше, сделанный замполитом автороты за 5 минут до подрыва КамАЗа, которым управлял Алексей. Горная дорога, зажатая скалой и быстрой рекой. Не сойти, не свернуть в сторону. Вскоре из-за дальнего скального выступа появится машина рядового А. Самородова, которая подорвется на итальянском фугасе. Если б возможно было остановить время...

Один день и вся жизнь
       Прошло уже больше двадцати лет с того рокового дня. Не дождалась с войны своего любимого внука его бабушка Пелагея Алексеевна, которая умерла в возрасте 90 лет в 1999 году. Осиротели и стали инвалидами II группы Тамара Сергеевна и Анатолий Алексеевич, который пережил инсульт и каждый год лечится в Свердловском областном клиническом психоневрологическом госпитале для ветеранов войн. Он очень благодарен коллективу врачей этого уникального медицинского учреждения, возглавляемого Семеном Исаакиевичем Спектором. Они, по сути, вернули к жизни отца погибшего солдата. «Большое спасибо Директору акционерного общества «Таганский ряд» Виктору Тестову и его соратникам за ежемесячную материальную помощь, ведь мы с мужем живем на лекарствах, да и квартплата за трехкомнатную квартиру для нас немалая, - говорит Тамара Сергеевна. – Сотрудники «Таганского ряда» – обходительные и внимательные люди, которые не оставляют нас наедине с бедой, приглашают на памятные даты, связанные с Афганистаном. Если что-то обещают, то обязательно все возможное сделают, помогут, никогда не обманут».
Неумолимо время, но для Тамары Сергеевны и Анатолия Алексеевича оно словно остановилось. остановилось в тот момент, когда из-за скального выступа должен показаться КамАЗ, в котором за рулем их сын Алеша. Для родителей вот уж двадцать лет эта колонна все идет и идет по афганской дороге. И не уйти, не свернуть в сторону.
Ирина МАЙОРОВА

Картина дня

наверх