Спасибо брат!

59 подписчиков

Свежие комментарии

  • Михаил Афонин
    мы помним5 ноября 1999 года.
  • Михаил Афонин
    всё так братГРИГОРЬЕВ Владими...
  • Михаил Афонин
    спасибо брат30 ноября 1999 года.

Белые журавли - 11 (продолжение)

Все фото, материалы на сайте размещены
с разрешения сотрудников музея
памяти воинов - интернационалистов "Шурави"
и лично директора музея, Салмина Николая Анатольевича.


   РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ     СВЕРДЛОВСКАЯ ОБЛАСТЬ

                             КНИГА ПАМЯТИ

                            АФГАНИСТАН     1979 – 1989

 

                                                       Мне кажется, порою, что солдаты,
                                                       с кровавых, не пришедшие, полей,
                                                         не в землю нашу полегли когда-то,
                                                     а превратились в белых журавлей.

 

Белые журавли - 11 (продолжение)  


"Летучий голландец" в Артхадже
       Если бы Галина Алексеевна и Ростислав Владимирович могли знать и ведать, что родную для Жени третью мотоманевренную группу, дислоцирующуюся в Артхадже, называли в Афгане не иначе, как «Летучий голландец». Что ее бойцы принимали участие в десятках крупных операциях, проводившихся от Куфабского ущелья до Мармоля. У матерого полевого командира Забибуллы, засевшего в Куфабском ущелье, одно упоминание о «голландцах» вызывало нервную дрожь и волноваться ему было отчего.
После зачистки одного из кишлаков «духи» лишились, как им казалось, сверхнадежной базы. Не мог Забибулла разгромить и колонны, сопровождаемые пограничниками. Моджахедам наши солдаты и офицеры противопоставили доскональное знание местности, тактики и хитростей врага. «Вы можете гордиться своим сыном, он достойный защитник Родины, ее священных границ», - это благодарственное письмо пришло родителям от начальника погранотряда В. К. Андреева за несколько месяцев до гибели Жени. И вновь - ни слова об Афгане. А сын, боевой сержант и командир отделения, не раз смотревший смерти в глаза, продолжал слать мальчишеские письма: «Недавно к нам новый врач приехал. Умеет гипнотизировать людей. По вечерам устраивает нам представления. Сегодня внушил двум, что они – Баба-Яга и Кощей Бессмертный. Так они полчаса летали на метле. В ноябре две недели был в отряде. Ездили на комсомольскую конференцию. Ходили несколько раз в город Пяндж. Если сравнивать с Уралом, то здесь в магазинах всего раз в десять больше. Сегодня первый день зимы. Сейчас осталось дождаться весны…» Свою двадцать вторую весну Женя уже не встретит. В семейном альбоме, посвященном памяти Жени, есть два снимка, на которых вместе с пограничниками начальник мотоманевренной группы майор Виктор Суворин, родившийся в Первоуральске. Именно ему довелось организовать эвакуацию Евгения в военный госпиталь после подрыва БМП на мине. Дважды тяжело раненный и контуженный в Афгане, майор Виктор Суворин через несколько месяцев будет переведен на Дальний Восток. Офицер приедет на свою малую родину, поведает родным Жени о его последнем рейде и подрыве БМП, восемнадцатой в колонне. Кавалер ордена Красной Звезды, медалей «За боевые заслуги» и «За отличие в охране государственной границе СССР» полковник Виктор Петрович Суворин вспоминает сегодня: «После трагедии, случившейся со старшим сержантом Евгением Рожновым, мы уже не брали в рейды солдат и сержантов его призыва. У нас, командиров, болела голова от одной мысли, как всех сберечь. Из своего опыта подтверждаю: самым большим наказанием для ребят была отправка в Союз. На боевую операцию порой просились со слезами на глазах. Люди в Афгане становились другими. Исчезала расхлябанность, недисциплинированность. Но именно в Афганистане я по-настоящему осознал всю ценность человеческой жизни, ее хрупкость. Гибель Жени меня особенно потрясла. Замечательный парнишка, настоящий командир и воин, да к тому же мой земляк». 9 февраля 1985 года, когда БМП старшего сержанта Евгения Рожнова подорвалась на мине, Галина Алексеевна внезапно заболела, у нее стала раскалываться голова. Еще никогда ее внутреннее состояние не было таким тяжелым. Она не могла найти причины этому. Готовилась встретить дочерей Инну и Аллу из Ленинграда, но все валилось из рук. В это время за тысячи километров от Урала умирал ее сын. Крепкий организм молодого парня сопротивлялся, отторгал смерть, такую внезапную и несправедливую. Его боевые друзья-пограничники молили Бога, чтобы сохранил жизнь Женьке – их другу, командиру и просто замечательному парню. Военные врачи пытались делать все возможное, но невозможное сделать не могли. 15 февраля 1985 года он угас. Страшная весть обрушилась на семью Рожновых февральским утром. Еще никто не ушел на работу. В дверь позвонили и вошли военные. Старшая дочь Инна только и сказала: «Наверное, что-то с Женечкой…».

Жизнь без солнышка
       Сколько раз потом Галина Алексеевна будет задаваться мучительным и неразрешимым материнским вопросом: почему это случилось именно с ее сыном? В июне 1941 года маленькая Галя выжила под массированной бомбежкой немецких самолетов. В страшной войне судьба сохранила ее, маму и отца, кадрового офицера, вновь соединив после Победы. Это было редкое счастье для того сурового и безжалостного времени. Счастливым, необыкновенно счастливым был ее брак с Ростиславом, с которым прожила 47 лет и воспитала достойных детей. А потом наступило февральское утро 1985 года. Отцовское сердце не выдержало горя, сорвалось. За первым инфарктом последовал второй. Настоящий мужчина, Ростислав Владимирович боль хранил в себе, но не замкнулся, не ожесточился душой, оставался для жены, детей и внуков любящим и нежным мужем, отцом и дедом, был стержнем и опорой большой семье. Но ломаются и стальные стержни. В сентябре 2005 года Ростислава Владимировича не стало. Он упокоился рядом с сыном. Наталья Николаевна Вербицкая по-прежнему работает в машиностроительном техникуме, преобразованном сегодня в колледж. Тысячи юношей и девушек прошли перед ней, но память о Жене, его выразительных глазах и доброй улыбке не отпускает сердце женщины-педагога. Она с грустью признается: «Женю я любила материнской любовью, не скрою, даже мечтала о его браке с моей дочерью, говорила ему, чтоб не спешил жениться на другой. После его гибели перестала встречаться с представителями военкоматов, изучавших студентов для службы в различных родах войск. Стала бояться безжалостного Афганистана, куда уходили наши мальчишки». Много лет однокурсники Жени с Натальей Николаевной Вербицкой будут приезжать к нему на могилу 15 февраля. В родной школе № 10 Евгению Рожнову установят мемориальную доску. Сегодня у Галины Алексеевны четверо внуков и одна правнучка. В дни, когда собирается вся большая семья, в квартире нет свободного места. Но когда уходят дети и внуки, она остается наедине с памятью о сыне и муже. Незадолго до гибели Женя написал: «Скоро весна!» Сколько же молодых судеб и юных надежд сломала афганская война. Та весна в России была сиротою. Таяли снега, обнажая пустоту земли, светило, но не грело солнце. Текли ручьи, словно материнские слезы. Не было жизни во всем этом большом мире. Дитя для мамы – солнышко ее жизни. А разве можно жить без солнышка?
Ирина МАЙОРОВА

Картина дня

наверх