Спасибо брат!

59 подписчиков

Свежие комментарии

  • Михаил Афонин
    мы помним5 ноября 1999 года.
  • Михаил Афонин
    всё так братГРИГОРЬЕВ Владими...
  • Михаил Афонин
    спасибо брат30 ноября 1999 года.

АФГАНКИ - девушки, погибшие в Афганистане... Судьба? Рок? Ангел-хранитель? (часть 1)

АФГАНКИ - девушки, погибшие в Афганистане...  Судьба? Рок? Ангел-хранитель? (часть 1)

АФГАНКИ - девушки, погибшие в Афганистане...

Судьба? Рок? Ангел-хранитель? (часть 1)

Алла Н. Смолина

1. История первая. "Лариса-парикмахерша"

Cбитый 29 ноября 1986 года из переносного ракетно-зенитного комплекса над кабульским аэродромом самолёт Ан-12 (1 аэ 50 осап), следовавший по маршруту Кабул-Джелалабад, стал первым сбитым на афганской войне самолётом с пассажирами. "Духи" прекрасно знали: нет на борту ни оружия, ни ненавистных им десанта со спецназом, а возвращались в Джелалабад военнослужащие и служащие из отпусков, из командировок, после излечения в госпиталях. Удалось попасть на борт и нескольким новичкам-служащим, считанные дни назад прибывшим в Афганистан "для выполнения интернационального долга". Так это тогда называлось.

Этим же рейсом собралась возвращаться в Джелалабад наша бригадная парикмахер Лариса, находившаяся в Кабуле по причине отоваривания на складе армии всяким парикмахерским причандальем для обеспечения бесперебойной работы своего "салона". Продавцы военторга, водители, товароведы, парикмахеры мотались по горам и весям Афганистана столько, сколько иному военнослужащему не снилось, но о работниках военторга рассказываю ниже, в истории N 4.

Так вот, Лариса-парикмахерша, собравшаяся возвращаться к месту постоянной дислокации - в наш Джелалабад, по пути на кабульский аэродром с кем-то зачирикалась, опоздала к началу посадки и прибежала к трапу последней.



А её в самолёт не пустили! Хотя свою фамилию в предполётный список она самолично вносила ещё вчера, когда прилетела в Кабул. На список понадеялась, а о новшествах забыла, а, может, ещё не знала, что приказами по 40-й армии предписали летать только с парашютами. Это, когда у "духов" на вооружении появились ракеты "стингер". Первую ракету испытали 25 сентября 1986 года на экипаже вертолёта джелалабадского вертолётного полка, после чего армейское начальство решило не рисковать и внесло в воздушный трафик ряд изменений, oдно из которых строго-настрого запрещало сажать на борт пассажиров без парашютов, и с того часа предполётные списки формировались в зависимости от количества десантного средства, имеющегося на данном борту. Даже когда на взлётной полосе находился огромный-преогромный грузовой самолёт, но внутри имелось всего два парашюта, то бездонное самолётное брюхо уносило в небеса только двух пассажиров.

И если фамилия Ларисы была в cписке, куда она самолично вписывала себя ещё утром, а парашюта ей не досталось, значит какой-то проскочивший ловкач облачился в чужие (Ларисины) парашютные лямки?

В первую минуту, когда строгий борттехник несдвигаемой глыбой перекрыл Ларисе проход к трапу, она оторопела. Такого с ней никогда не случалось. Она часто летала в Кабул, личный состав аэродромной комендатуры знал Ларису в лицо, как знали её многие лётчики, иногда на борт не брали никого, а её, Ларису, брали, потому что все понимали важность её такого нужного и полезного труда по наведению порядка в шевелюрах десятков военнослужащих 66-й мотострелковой бригады джелалабадского гарнизона. Тем более, Лариса ещё вчера внесла свою фамилию в предполётные списки на джелалабадский борт и хотя вид неприступного борттехника надежды не вселял, Лариса на всякий случай попробовала ругаться. Oна даже была готова самолично вытянуть из салона одну из новеньких (новички своей белокожестью и ухоженностью определялись без труда), с любопытными мордашками разглядывающих через иллюминатор беснующуюся под трапом загорелую до черноты Ларису. Лариса не совсем вежливо пыталась втолковать борттехнику, что новички могут ещё пару дней перекантоваться на "пересылке", а ей необходимо быть на рабочем месте! Неужели так сложно понять?!! И при этом махала перед носом противного борттехника командировочным удостоверением, подписанным непосредственным начальником Плахтием, ужасно строгим заместителем командира по тылу 66-й бригады.

Но ни крики, ни угрозы, ни слёзы не помогли Ларисе и ей ничего другого не оставалось, как тащить свои тяжеленные сумки с душисто-парфюмерным содержимым в направлении к выходу со взлётного поля, продолжая ругаться в уже пустое пространство...

Таким чудом Лариса осталась живой и, появившись через два дня в модуле, вогнала девчонок в ступор. Ведь девчонки знали, что Лариса погибла, ведь были зачитаны списки находившихся на том взорванном борту и её фамилия в списке, куда она себя сама вписала, шла первой. И после в бригаде объявили траур. А она вдруг оказалась живой. Провиляла между модулями обтянутой джинсами попкой, распечатала от наклеенной бумажки "Уехала в Кабул за товаром" дверь своего "салона", облачилась в кокетливый халатик, заменила оконную фольгу кружевной занавеской, тем самым давая знак служивым "Я появилась!", и, как ни в чём не бывало, проворно защёлкала ножницами вокруг шевелюры первого посетителя.

Кто остановил Ларису в ноябре 1986 года на военном аэродроме Кабула около случайно встреченного знакомого? Кто сделал их разговор настолько интересным, что она потеряла счёт времени и опоздала на посадку? Судьба? Рок? Ангел-хранитель?

Текст "Джелалабад. Лариса-парикмахерша" находится здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/i.shtml

Картина дня

наверх