Спасибо брат!

59 подписчиков

Свежие комментарии

  • Михаил Афонин
    мы помним5 ноября 1999 года.
  • Михаил Афонин
    всё так братГРИГОРЬЕВ Владими...
  • Михаил Афонин
    спасибо брат30 ноября 1999 года.

Белые журавли - 10 (продолжение)

Все фото, материалы на сайте размещены
с разрешения сотрудников музея
памяти воинов - интернационалистов "Шурави"
и лично директора музея, Салмина Николая Анатольевича.


                   РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ     СВЕРДЛОВСКАЯ ОБЛАСТЬ

 
                             КНИГА ПАМЯТИ


                             АФГАНИСТАН     1979 – 1989

                                                          Мне кажется, порою, что солдаты,
                                                          с кровавых, не пришедшие, полей,
                                                   не в землю нашу полегли когда-то,                                                       а превратились в белых журавлей.

 
                                                                                                                                               Белые журавли - 10 (продолжение)

              

 

"Нас расстреливали в упор"
       Это поразительно! Не зная ничего об обстоятельствах гибели брата, Елена, родная сестра Андрея, через восемь лет полностью восстановит картину боя в Панджшерском ущелье. Родные вновь переживут драматическую и страшную минуту, когда их Андрюша, спасая раненого, упадет на афганскую землю.
Пуля душмана оборвет жизнь высокого красивого парня – настоящего русского богатыря. Тяжело об этом знать. Но еще тяжелее – не знать, не ведать, что думал, чем жил на афганской войне, как встретил свой последний час их самый дорогой человек. «Осознание того, что мы, родные Андрея, ничего не знаем о его последнем дне жизни, обстоятельствах гибели, жгло и не давало покоя, - рассказывает Лена. – В 1990 году я опубликовала заметку в газете «Аргументы и факты», где обратилась к бывшим военнослужащим 783-го отдельного разведывательного батальона с просьбой рассказать о том бое в Панджшере. Пошли письма, и постепенно выстроилась вся цепочка событий, произошедших 3 мая 1984 года...» Кто знает, как могло все повернуться, если бы ни предательство начальника разведки 149-го мотострелкового полка, дислоцировавшегося в Кундузе. Война – часто цепь роковых случайностей. Офицер в момент внезапно возникшего конфликта застрелил мэра Кундуза и, забрав с собой двух солдат, ушел к моджахедам. Разведбат, выдвинувшийся было в район Файзабада на уничтожение крупной банды, был брошен на задержание изменника. Однако поиск войсковых разведчиков ничего не дал. А 19 апреля 1984 года началась очередная Панджшерская операция против вооруженных формирований Ахмад Шаха Масуда, прервавшая перемирие в этом мятежном районе. «Наше подразделение получило приказ прочесать ущелье Арзу, что в районе Панджшера. День был хмурый, с утра сгустился туман, - рассказывал в своем письме Юрий Щетинин из Борисоглебска. – Мы вошли в ущелье и продвинулись километров на шесть. Вокруг все было тихо, никаких признаков войны. Рота остановилась возле дома в саду, на отдых. Расставив посты, начали готовить обед, шутили, смеялись. Потом по рации был получен приказ – возвращаться назад. В цепочку по одному пошли в обратном направлении. Через триста метров по нам вдруг открыли огонь. Завязался бой. Мы поняли, что попали в засаду. Это страшно вспоминать. Стреляли отовсюду. Просто-напросто они нас расстреливали в упор. Не знаю, как я и мои товарищи остались только живы. Я видел, как Андрей и Коля Каштуев тащили раненого Колю Самолюка. Огонь с каждой минутой усиливался. Вскоре пуля попала в голову Андрея. Тут же был убит и Коля Каштуев...» «Наша рота осталась идти в замыкании: мы должны были прикрывать отход основной группы, - добавляет подробности боя в своем письме Николай Наскалов из г. Хмельницкого. – Вдруг начался обстрел, а мы как раз были на открытом месте. Андрей погиб самым первым. Он не мучился, его смерть была мгновенной. Мы сразу отнесли его под огнем к ручью, где было небольшое углубление. Мы все там находились и прятали убитых и раненых. Отстреливались до темноты. Наши первая и вторая роты нам не могли помочь, настолько был плотный огонь. Попытаться это сделать стало бы напрасной гибелью людей. Помощь подоспела, когда уже стемнело. Мы начали продвигаться с ранеными и убитыми к «броне». Я нес убитого сержанта Чертенкова, а Андрюшу несли солдаты из 149-го полка. На утро оказалось, что ночью умер тяжело раненый наш командир старший лейтенант Олег Антоненко – в день своего рождения. Ваш Андрей и наш Андрей за чужие спины не прятался, он был настоящим мужчиной». «Когда начался обстрел 1-й роты, наша 3-я вернулась на выручку, - писал Елене Сергей Хомяков из Воронежа. – То, что произошло, было похоже больше на кровавый кошмар. Душманы навалились на нас с двух сторон. Офицеру-артнаводчику замполит роты приказал вызвать огонь артиллерии на наш квадрат. Я думаю, что это и спасло нас, оставшихся в живых. К нам на помощь подошел батальон мотострелкового полка. Всю ночь мы несли убитых и раненых на себе». «У нас патроны почти кончились и было видно, как душманы смеясь достреливали Самолюка, до которого нельзя было добраться», - добавлял горькую картину Олег Ширшов. Владимир Синица из Донецка написал родным рядового Подкорытова: «Я уже потом узнал, что ребята решили стоять до последнего. Куда-то бежать у Андрея и мысли не было. Пули во всех убитых и раненых входили спереди, Ни Андрей, никто другой за спины товарищей не прятался». 3 мая 1984 года 783-й отдельный разведывательный батальон потерял 13 человек – 3 офицера и 10 солдат. «Батальон попал в засаду, устроенную душманами, и потому были большие потери. Я летел на самолете, который доставлял гробы с телами наших ребят в Советский Союз. Своего друга Олега Антоненко похоронил на его родине в Киеве. С тех пор солдаты и офицеры батальона 9 мая собираются на могиле офицера, и потом идут к его маме, - написал Подкорытовым офицер Юрий Калинин. – Я могу вам точно сказать, что у нас за время моей службы с апреля 1982 по июнь 1984 годов не было ни одного солдата, попавшего в плен». Последняя фраза в письме офицера не случайна. Было и такое послание сестре Андрея, в котором утверждалось, что он жив и ныне живет в Канаде. Недоразумение рассеялось, когда Елена выслала фотографию Андрюши.

Солдат войну не выбирает
       Имя Ахмад Шаха навеки проклято многими матерями бывшего СССР. Масуд по-афгански означает «счастливый». Сколько же несчастья принес в советские семьи этот бывший кабульский студент, сын крупного феодала, кадрового афганского полковника. В Западной печати «панджшерского льва» нередко изображали как военного гения, моджахеда-победителя, «военного теоретика исламской революции Афганистана». К нашей беде он действительно обладал незаурядным умом и волей. Военное счастье не раз сопутствовало ему. Так было и в ту, роковую для 3-й разведывательно-десантной роты Панджшерскую операцию. Потерпев крупное поражение весной и осенью 1982 года, пытаясь избежать полного разгрома, Ахмад Шах согласился с предложением советского командования заключить соглашение о перемирии в Панджшере до 21 апреля 1984 года. Воспользовавшись им, Масуд усилил свою группировку и распространил сферу влияния за пределы Панджшера. Он начал укрепляться в уездах Хост-о-Ференг, Нахрин и южных районах провинции Тахар. К апрелю 1984 года численность его отрядов достигла 3500 человек. В начале 1984 г. по настоятельным просьбам афганского руководства принимается решение начать крупномасштабные боевые действия в Панджшере. Цель – нанесение А. Шаху решительного поражения. Операция началась 19 апреля в 4.00. После нанесения двух мощных авиационных и артиллерийского ударов были высажены десанты и войска ворвались в долину. Существенного сопротивления они не встретили, но, к несчастью, понесли потери такие попавшие в засаду подразделения, как 783-й разведбат. Казалось, формирования Ахмад Шаха окончательно разгромлены. В ноябре 1984 года на военно-научной конференции в Кабуле отмечалось: «Примером наиболее крупной и результативной операции 1984 года может служить операция, проведенная в долине реки Панджшер. В результате ее была разгромлена крупная группировка мятежных сил на северо-востоке страны, ликвидирована экономическая база контрреволюционной партии «Исламское общество Афганистана», перекрыт основной маршрут снабжения бандформирований оружием и боеприпасами с территории Пакистана». Спустя 10 лет в своей книге «Трагедия и доблесть Афгана» генерал-майор А. Ляховский, длительное время проходивший службу в Генеральном штабе Вооруженных Сил СССР и Афганистане, написал: «Лишь значительно позже выяснилось, что это был своеобразный провал. Произошла утечка информации. Имея сильную опору и разветвленную сеть агентуры в Кабуле, Масуд за 15 дней до начала боевых действий получил исчерпывающие данные о всех планах советских и правительственных войск. Поэтому достичь внезапности при проведении операции советским войскам не удалось. А. Шах заблаговременно вывел из Панджшера местное население и большинство своих боевых отрядов, разместив их в зеленой зоне Чарикара, Андараба, Ниджраба, Хост-о-Ференга, а также укрыл их в рокадных ущельях, примыкающих к Панджшеру. Сейчас по прошествии многих лет можно определенно сказать, что именно мы своими неумелыми действиями содействовали становлению Ахмад Шаха и созданию у населения его образа – легендарного борца за народ, ислам и свободу». А тогда, летом 1984 года, Ахмад Шах в горных труднодоступных районах создал новые базы и базовые районы в ущельях Хилау и Варсадж, подчинил себе мелкие отряды мятежников. Он не только восстановил, но и значительно укрепил группировку своих вооруженных формирований и усилил влияние. Это обеспечило ему увеличение поставок оружия и военного снаряжения из США и Пакистана. Но об этом уже никогда не узнают солдаты и офицеры родной для Андрея Подкорытова 3-й разведывательно-десантной роты, павшие 3 мая 1984 года. Они выполнили свой воинский долг до конца. Солдат войну не выбирает.

"Я вашего сына в Афганистан не посылал"
       3 мая 1984 года в Свердловске безумствовал буран. Непогода усилила душевное смятение Иды Анатольевны, которой ночью приснился почему-то маленький Андрей. Да и подруга Нина потом призналась, что гадая на картах об Андрее, увидела смерть на выпавших черных картах, но подумала о ранении или болезни. После случившегося навсегда бросила гадание. О гибели сына мама узнала 10 мая 1984 года. А потом еще 5 дней ждали гроб, который пришел с замазанным краской окошечком. Родителям придется испытать еще один страшный удар, имя которому – бессердечность и цинизм. Было всего сполна. И грубость чиновников от армии при организации похорон, вручении ордена Красной Звезды, которым Андрея наградили посмертно, задержка при выдаче положенных денег. И моральное издевательство чиновника Свердловского отделения Свердловской железной дороги, который, зная Ивана Николаевича и еще при жизни Андрея, заявлял отцу: «Я вашего сына в Афганистан не посылал». Фраза, ставшая наиболее бесчеловечным символом той эпохи. Потрясенные горем родители еще больше были потрясены циничным и грубым отношением так называемых «государевых людей», которым они, не взирая на должности и звания, высказали все в лицо – прямо и жестко. Но были и такие люди, как военком Железнодорожного района города Екатеринбурга полковник Щербаков Виктор Федорович, который помог получить новое жилье, сам вступал в конфликты с теми представителями местной власти и железной дороги, коим до чужой беды не было никакого дела. Потерявшая здоровье, заболевшая гипертонией, сахарным диабетом и утратившая зрение на один глаз, сегодня Ида Анатольевна благодарна ребятам-«афганцам», которые еще с тех далеких 80-х не оставляют своим вниманием. Очень признательна врачам областного клинического госпиталя ветеранов войн и локальных конфликтов, возглавляемого С.Спектором, за сердечность и постоянную квалифицированную помощь. Мама погибшего солдата говорит: «Я очень признательна руководителям акционерного общества «Таганский ряд» за то, что очень внимательны, не раз навещали нас дома. Для нас, родителей, потерявших здоровье, материальная помощь на протяжении многих лет от «таганцев» значит очень многое. Спасибо им за все».

Ирина МАЙОРОВА

Картина дня

наверх